перейти на головную страницу А.Р. Лурия

Александр Романович Лурия

Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга

второе дополненное издание, 1969


   
Александр Романович Лурия
 


Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга

б) Исследование структуры числовых представлений

Оглавление

Исследование структуры числовых представлений ставит перед собой задачу выяснить, в какой мере они сохранили свое сложное разрядное строение при тех или иных локальных поражениях мозга.

Исследование начинается с опытов, в которых больному предлагается написать или прочесть простые однозначные числа. Если речевые процессы больного достаточно сохранны, это может быть сделано путем простой диктовки чисел или их устного, прочитывания. Если речевые процессы нарушены, можно предложить больному записывать в виде цифры число показанных ему пальцев или же по предъявленной цифре ' показывать на пальцах (или спичках) число, которое эта цифра обозначает.

Если больной затрудняется в написании или прочтении изолированных цифр, ему диктуется (или дается в написанном виде) натуральный ряд чисел (1, 2, 3, 4...), который он должен написать или прочесть.

При проведении этого опыта исследующий должен дать анализ тех затруднений, которые обнаруживает больной: испытывает ли он трудности в понимании словесного обозначения числа или в написании цифры или, наконец, затрудняется в зрительном узнавании предложенной цифры.

Специальным и существенным моментом исследования является чтение и письмо римских чисел. Как известно, они включают в свой состав пространственное расположение элементов и поэтому представляют собой очень удобный способ исследования того, насколько у больного сохранна пространственная ориентация, принимающая участие в каждой полноценной структуре числа.

Для этой цели больному предлагается написать или прочесть такие «симметричные» числа, как IV и VI или IX и XI. Аналогичное значение имеет и оценка обычных (арабских) чисел, написанных симметрично (17 и 71, 69 и 96). Нарушение пространственной ориентировки выступает в этой пробе с достаточной отчетливостью.

Основным этапом этой части исследования являются опыты с письмом и чтением многозначных чисел.

Центральной задачей этих опытов является выяснение того, насколько сохранным остается у больного разрядное строение числа. Этот этап исследования включает ряд проб, начиная с простых опытов с написанием (прочтением) двузначных или многозначных чисел и кончая опытами, при которых в ту же задачу вносятся известные осложнения.

Сначала больному предлагают написать (прочесть) простые числа (27, 34, 158, 396 и т. д.).

Специальное внимание следует уделить опытам с записью чисел, в которых словесное обозначение не совпадает с их написанием. Сюда относятся прежде всего такие числа второго десятка, как четырнадцать, семнадцать, девятнадцать, которые в русском языке имеют обратное обозначение (произнесение значения единиц перед значениями десятков).

Сюда относятся также многозначные числа, у которых некоторые разряды имеют нулевое значение и, следовательно, не обозначаются в речи (например, сто девять тысяч двадцать три и т. п.). В этих случаях названное в речи число должно быть «перешифровано» на систему обозначения разрядов, и каждое нарушение прочного разрядного строения может привести к тому, что называемые числа будут записываться эхолалично («семнадцать» как 71, «сто четыре» как 100 и 4, «тысяча двадцать три» как 1000 и 23 или 123 и т. п.).

Аналогичным усложнением опыта может быть и предъявление многозначных чисел с необычной расстановкой цифр, которые больной должен прочитать. Такими являются, например, пробы, при которых больной предупреждается, что многозначное число будет предъявлено ему не в обычном, а в вертикальном расположении, например, изображение числа «326» как . В этом опыте все привычные стереотипы снимаются, и больной должен обнаружить в чистом виде сохранность разрядного строения числа, сознательно накладывая разрядную схему на необычно написанные цифры. Наиболее существенной частью этого опыта является проба, при которой больному дают многозначное (горизонтально или вертикально написанное) число и предлагают указать, какая цифра выражает десятки, тысячи, единицы, сотни или когда, указывая соответствующую цифру в многозначном числе, ему предлагают сказать, какой разряд она выражает.

Всякое нарушение разрядного строения числа и распад его до простого «номинативного» значения отдельных цифровых знаков представляет собой важный диагностический признак.

Последней частью исследования является опыт с оценкой различия в числовых значениях многозначных чисел.

Этот опыт имеет целью установить, продолжает ли оценка числового значения многозначных чисел преломляться через схему разрядного значения числа или же эга операция нарушается, и больной начинает оценивать число только по непосредственному значению отдельных входящих в его состав элементов.

Для этой цели больному сначала предлагают сказать, какое из двух названных (написанных) чисел (например, 17 и 68, 23 и 56, 123 и 489) больше; после этого проводится «конфликтный» опыт, при котором ему предлагается пара чисел, из которых в число, имеющее меньшее числовое значение, входят большие цифры (занимающие низшие разряды). Примером таких чисел могут служить 189 и 201, 1967 и 3002 и т. п.

Каждое затруднение в оценке общего значения написанного числа и ориентировке в отдельных составляющих его цифрах может быть дополнительным указанием на распад разрядного значения числа.

Оценка тех данных, которые получаются при исследовании структуры числовых представлений у больных с локальными поражениями мозга, не представляет больших затруднений.

В основе нарушения значения простых однозначных чисел может лежать несколько разных факторов. В одних случаях в основе этого симптома лежит отчуждение непосредственного смысла слова, которое имеет место при сензорной афазии. Такой больной, который не в состоянии понять произнесенное число, легко узнает его в написанном виде и легко оперирует с ним. В других случаях в основе аналогичных нарушений могут лежать и явления оптической алексии и аграфии, сопровождающие затылочный синдром, и тогда больной, который не может ни написать, ни прочесть написанное число, относительно легко обозначает на пальцах данное ему число или называет число предложенных ему пальцев.

Специфические для нарушений разрядного строения числа особенности с большой отчетливостью выступают при синдроме оптико-пространственных расстройств, возникающем в случаях поражения нижнетеменных и теменно-затылочных отделов мозговой коры (преимущественно левого полушария) и сопровождающемся явлениями конструктивной апраксии и так называемой семантической афазии. Нарушения в строении числовых представлений проявляются здесь уже при опытах с узнаванием и написанием римских чисел. Больной, не дифференцируя правую и левую стороны, не может отличить симметрично написанных чисел и в написании смешивает эти числа друг с другом. Эти нарушения выступают особенно отчетливо и в оценке сложных многозначных чисел; разрядное значение числа распадается, больной пропускает при записи чисел необозначенные разряды, не может прочесть многозначного числа и неправильно оценивает разрядное значение отдельных элементов.

В наиболее грубых случаях эти дефекты проявляются уже при относительно простых пробах. В стертых случаях они могут выступать лишь в сенсибилизированных опытах, проявляясь прежде всего в пробах, при которых больному предлагается прочитать вертикально написанные числа и оценить их разряды.

Значительные дефекты могут выступать в этих случаях и при оценке значения многозначных чисел (многозначное число, в котором концентрируются цифры с большим значением (например, 1869), часто начинает оцениваться как большее по сравнению с числом, в котором сконцентрированы меньшие цифры (например, 2012)).

Все эти нарушения обычно входят в единый синдром, который мы описали выше (II, 3, г—е) и топическая оценка которого не представляет затруднений.

Нарушение сложной системы числовых понятий может иметь место и при поражении лобных долей мозга, но в этих случаях оно входит в общий синдром аспонтанности, инактивности больного и может выражаться в эхопраксичном написании и прочтении тех чисел, словесное выражение которых не совпадает с их разрядным строением. Однако в этих случаях такие ошибки, как написание 17 как 71 или 1023 как 1000 23, не связаны с нарушением разрядного строения числа и не входят в тот синдром, который мы описали.