перейти на головную страницу А.Р. Лурия

Александр Романович Лурия

Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга

второе дополненное издание, 1969


   
Александр Романович Лурия
 


Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга

г) Исследование пространственного мышления

Оглавление

К пробам на зрительную ориентировку в пространственных отно-ях примыкает ряд проб, выходящих за пределы исследования высших зрительных функций и посвященных анализу тех пространственных синтезов, которые являются основой сложной конструктивной деятельности и операций пространственного мышлениями этих пробах больному дается какое-либо конструктивное задание — составить фигуру из отдельных блоков, построить куб со сложными соотношениями входящих в него элементов, практически или наглядно-образно разобраться в схеме рычага и т. д. Естественно, что сюда входят лишь такие пробы, при которых правильное решение задания возможно только при сохранности ориентации в пространстве и анализа основных пространственных соотношений.

К числу наиболее известных и отвечающих нужным требованиям относится проба Коса — больному предлагают выложить определенный узор из отдельных кубиков, каждая сторона которых разделена по диагонали на две различно окрашенные части. При выкладывании сложных узоров (рис. 126) больной должен расчленить оптически однородные части узора на составляющие их пространственные элементы. При несовпадении единиц наглядно воспринимаемых деталей структуры с границами отдельных кубиков, из которых они должны быть составлены, и при нарушении пространственных отношений решение подобных задач больными со зрительно-пространственными дефектами может быть очень затруднено.

Рис. 126. Проба Коса

Рис. 126. Проба Коса

К таким же пробам относится проба Руппа (рис. 127), заключающаяся в том, что больному предлагают копировать рисунок, напоминающий «соты». Скопировать эту структуру, отказавшись от непосредственного изолированного воспроизведения составляющих его элементов и сохраняя нужную систему пространственных соотношений, является задачей, трудновыполнимой для больных с нарушением сложных форм пространственного мышления.

Рис. 127. Проба Руппа: сплошной линией дан образец, предлагаемый больному; пунктиром —· ожидаемое продолжение рисунка

Рис. 127. Проба Руппа: сплошной линией дан образец, предлагаемый больному; пунктиром —· ожидаемое продолжение рисунка

Аналогичной является проба Иеркса. Больному предлагают схему, изображающую сложную фигуру, составленную из отдельных кубиков (рис. 128). Требуется подсчитать количество кубиков, входящих в ее состав. Тот факт, что не все кубики, составляющие фигуру, наглядно видны на рисунке, составляет трудность этой задачи., Больные с нарушением пространственного мышления могут обнаруживать при ее решении заметные дефекты.

Рис. 128. Проба Иеркса

Рис. 128. Проба Иеркса

Близкое к этим пробам место занимают такие широко распространенные пробы, при которых испытуемому предлагают мысленно изменить положение предлагаемой фигуры для того, чтобы установить ее тождество с предложенным образцом. Такие пробы, как «проба параллелограммов», «проба рук» (рис. 129), требуют особенно четкой сохранности зрительно-пространственных представлений и могут быть использованы для обнаружения их стертых дефектов.

Рис. 129. Проба на анализ фигуры с ее мысленным поворотом. а — проба с параллелограммом; испытуемому предлагается поставить кружочек в соответствующем углу параллелограмма с тем, чтобы получить фигуру, идентичную с изображением слева; б — проба «рук». Испытуемому предлагается оценить, какая рука — правая или левая — изображена на рисунке, поставив крестик в соответствующий квадрат

Рис. 129. Проба на анализ фигуры с ее мысленным поворотом. а — проба с параллелограммом; испытуемому предлагается поставить кружочек в соответствующем углу параллелограмма с тем, чтобы получить фигуру, идентичную с изображением слева; б — проба «рук». Испытуемому предлагается оценить, какая рука — правая или левая — изображена на рисунке, поставив крестик в соответствующий квадрат

Нельзя забывать о том, что эти пробы являются относительно трудными и не всегда легко выполняются даже здоровыми испытуемыми; поэтому применяя их в клинике, следует выбирать лишь самые элементарные пробы и тщательно прослеживать те виды затруднений, которые обнаруживают больные при выполнении этих проб.

Как было показано специальными исследованиями (Л. С. Цветко-ва, 1966), больные с поражениями теменно-затылочных отделов коры прочно удерживают задачу, но встречают затруднения при нахождении нужных пространственных соотношений отдельных элементов структуры. Наоборот, больные с поражением лобных долей мозга, не испытывая никаких затруднений в операциях пространственными соотношениями, обычно затрудняются во внимательном анализе предложенного образца и легко соскальзывают на выполнение задачи по первому впечатлению, не делая усилий для того, чтобы разобраться в условии, и легко теряя конечную задачу.

Подлинная причина затруднений, которые обе группы больных испытывают при выполнении заданий, может поэтому отчетливо выявиться, если им даются различные формы помощи. Предложение пользоваться рядом вспомогательных средств, облегчающих пространственный анализ элементов, существенно помогает больным с поражением теменно-затылочных отделов мозга, но не оказывает никакой помощи больным с поражением лобных отделов мозга. Наоборот, последовательное программирование поведения больного (типа: «рассмотри фигуру; выдели первый ряд; пересчитай число входящих в него элементов; выдели первый из них», и т. д.), излишнее для больных с поражением теменно-затылочньгх отделов мозга — дает возможность получить существенную компенсацию дефекта у больных с поражением лобных долей мозгa.

Все перечисленные выше пробы не выходят за пределы исследования зрительного восприятия и лишь частично направлены на изучение тех элементов пространственного мышления, которые включаются в анализ зрительно воспринимаемой структуры.

Следующие, более сложные пробы уже полностью выходят за пределы исследования зрительного восприятия; направленные на анализ конструктивной деятельности, они являются пробами на исследование процессов пространственного мышления, и поэтому лишь частично могут быть изложены в настоящем разделе.

К числу таких проб относятся все пробы на решение механических задач, в которых применяется система рычагов. Решение таких задач, образцы которых даны на рис. 130, предполагает возможность проследить систему пространственно направленных движений, которые в рычагах разного рода построены совершенно различно. Если дело идет о рычаге второго рода, задача приблизить к себе нужную точку рычага, на которой расположена цель, может быть выполнена лишь с помощью движения отталкивания другого плеча рычага, а это требует от больного задержки импульсивного движения притягивания.

Рис. 130. Проба на анализ механических отношений («киногност»).Испытуемому предлагается сказать, в каком направлении пойдетстрелка (б), если он потянет за чурку (а)

Рис. 130. Проба на анализ механических отношений («киногност»).Испытуемому предлагается сказать, в каком направлении пойдетстрелка (б), если он потянет за чурку (а)

Очевидно, что затруднения, испытываемые при выполнении такой операции, могут быть как у больного с затруднениями анализа систем пространственных соотношений, так и у больного с невозможностью затормозить непосредственное импульсивное действие.

К этой же группе проб относится и широко применяемая описанная выше (II, 5, ж) задача, известная под названием «куба Линка». Она состоит в том, что испытуемому дают 27 кубиков, разные стороны которых окрашены в неодинаковые цвета, и предлагают построить из них один большой куб определенного (например, желтого) цвета. Так как из 27 кубиков есть лишь 4, у которых три стороны окрашены в желтый цвет, 8, у которых две стороны имеют желтую окраску, и 1, не имеющий желтых сторон, испытуемый должен рассчитать, как ему расположить эти различные кубики в большом кубе.

Как было сказано выше, здоровые испытуемые начинают решение этой задачи с составления общей схемы, выделяют места, где должны быть расположены кубики, имеющие соответственно три, две или одну желтые стороны, классифицируют эти кубики и лишь затем производят их расстановку соответственно созданной предварительной схеме.

Больные с нарушением зрительно-пространственной ориентировки, но при сохранной целенаправленной интеллектуальной деятельности осуществляют эту задачу, сохраняя принципиально тот же самый ход решения, но испытывают трудности, связанные с размещением отдельных элементов в соответствующих координатах пространства.

Наоборот, больные с поражением лобных долей мозга и с нарушением избирательной целенаправленной деятельности проявляют при выполнении этой пробы грубо выраженные нарушения. Как было указано выше (II, 5, ж), эти больные не могут составить план действия, в пределах которого протекали бы отдельные операции, и заменяют планомерное выполнение поставленной задачи случайными импульсивными пробами. Эти больные не учитывают условий, обеспечивающих возможность выполнения задания с использованием данного материала, и, как правило, не могут найти нужное решение не столько из-за нарушения зрительно-пространственных представлений, сколько из-за распада всего процесса интеллектуальной деятельности, подчиненной известному плану.

Все задачи, направленные на изучение пространственного мышления, носят комплексный характер. Поэтому применение их в клинике локальных поражений мозга в целях уточнения топической диагностики имеет относительно ограниченные возможности и предполагает не столько учет самого факта невозможности найти нужное решение, сколько тщательный анализ характера возникающих перед больным затруднений и тех особенностей в процессе решения задачи, которые только и дают возможность оценить механизм имеющихся нарушений.