перейти на головную страницу А.Р. Лурия

Александр Романович Лурия

Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга

второе дополненное издание, 1969


   
Александр Романович Лурия
 


Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга

з) Об особенностях интеллектуальных процессов при поражении премоторных отделов мозга

Оглавление

Мы описали факты, говорящие о нарушении динамики речевых процессов, и сейчас можем перейти к анализу нарушений мышления в занимающих нас случаях.

Особенности патологии мышления, наблюдаемые при очаговых поражениях коры головного мозга, еще очень мало изучены. Столь же недостаточно изучены и нарушения мышления, наступающие при различных вариантах моторной афазии. Мы не располагаем нужными данными для характеристики всех интеллектуальных дефектов, возникающих при поражении прецентральных отделов коры и явлениях «кинетической моторной афазии», и можем сейчас ограничиться лишь краткой сводкой тех данных, которые были получены при психологическом анализе премоторного синдрома.

Основной дефект, который мы могли наблюдать при поражении премоторных систем мозга: распад плавных кинетических схем движения, трудности переключения, инертность отдельных, раз возникших стереотипов, отражается у таких больных также и на протекании интеллектуальных операций. У больных данной группы нарушается не столько содержание мыслительного акта (что может быть скорее связано с отчуждением смысла слов, с нарушением структуры понятий « т. п.), сколько динамика мыслительного процесса.

В психологических исследованиях последнего времени (А. Н. Леонтьев, 1959; П. Я. Гальперин, 1959 и др.) была подробно изучена динамическая 'сторона мыслительных процессов. В этих исследованиях было показано, что то непосредственное «усмотрение отношений», которое Вюрцбургская школа считала исходным свойством мышления, на самом деле является лишь наиболее поздней фазой его развития. Генетически мыслительная деятельность начинается с ряда развернутых внешних операций, которые постепенно сокращаются, автоматизируются и приобретают характер пластичных «умственных действий», осуществляемых благодаря внутренней речи.

Именно этот свернутый характер мыслительных операций, начинающий протекать как плавная, автоматизированная серия «умственных действий», по-видимому, претерпевает при поражении премоторных отделов коры головного мозга существенные изменения. Факт таких изменений отчетливо выступает при внимательном анализе интеллектуальных операций у больных с поражением премоторных систем.

Характерные нарушения выступают уже при понимании сложных смысловых систем: текста, содержания задач и т. д.

В отличие от случаев поражения височных и нижнетеменных (или теменно-затылочных) отделов мозга, больные с поражением премотор-ной области не проявляют трудностей в понимании непосредственных значении слов; нет у них и феномена «отчуждения смысла слова», а также дефектов в усвоении отдельных логико-грамматических (и прежде всего пространственных) отношений. Особенности мышления данных больных выступают лишь в том, что осмысление сложных логико-грамматических структур или содержания предложенной им задачи возникает у них не сразу, а лишь после длительных, развернутых, дез-автоматизированных операций. Эта замедленность процесса понимания особенно отчетливо выступает при предъявлении им относительно длинных отрывков, в которых имеются контекстные трудности. Так, например, смысл фразы: «Управляя страной, монарх опирается на господствующие классы, выполняя их волю» — не воспринимается такими больными сразу, и они должны длительно осмыслять ее, повторяя вслух и расставляя смысловые акценты. «С первого раза нe могу понять, — заявляет такой больной, — если прочту раз, схвачу только несколько слов, а смысла нет.... Надо прочесть много раз, выделить мысли, сопоставить их, и тогда я пойму...» (А. Р. Лурия, 1943, 1963). Есть все основания предполагать, что часть работы, которая осуществляется с помощью внутренней речи (в которой, по-видимому, роль играют внутренние артикуляции), существенно нарушается у больных этой группы. Это предположение подтверждается тем, что если исключить развернутое внешнее проговаривание (например, предложив больному молча усвоить смысл отрывка), понимание общего смысла резко затрудняется, a иногда становится невозможным.

Таким образом, у больных с поражением премоторных систем нарушается не только процесс развертывания речевого замысла (это мы описали, разбирая нарушение активной речи больного), но и процесс «свертывания» речевых структур, необходимый для понимания смысла текста. В обоих случаях мы имеем дело с нарушением динамики рече-бых процессов, а не с тем распадом определенных логико-грамматических структур, который наблюдается у больных с «семантической афазией».

Аналогичное нарушение автоматизированных интеллектуальных операций, или «умственных действий», можно наблюдать и в других заданиях.

Так, если предложить больному с премоторным синдромом выполнять какое-либо условное действие (например, пробу на «субституцию», при которой больной должен ставить под каждым из нескольких знаков другой, условный знак), то эта операция, быстро автоматизирующаяся в норме, длительно продолжает оставаться неавтоматизированной у такого больного. Акт подстановки требует каждый раз специального замыкания нужной связи. Обобщенный навык не возникает. То же самое имеет место при операциях простого счета. Внимательный анализ показывает, что нередко операции вообще не переходят на стадию сокращенного «умственного действия» Так, например, в заданиях со сложением или вычитанием больной долго сохраняет тенденцию к присчитыванию или отсчитыванию по единице, не переходя к автоматизированному 'внутреннему «табличному» счету (счету целыми обобщенными группами). Поэтому операция счета обычно занимает тем больше времени, чем больше второе слагаемое, и пример 3 + 7 решается часто вдвое медлен нее, чем пример 7 + 3 (А. Р. Лурия, 1943).

Не менее отчетливо нарушения мыслительных процессов выступают и при выполнении иных логических задач. Больные разбираемой группы правильно усваивают смысл тех логико-грамматических отношений, которые являются недоступными для больных с теменно-затылочными поражениями мозга. Они относительно легко решают задачи, требующие пространственного размещения элементов (например, «поставить «руг над крестом» и т. п.), подвергая их, правда, развернутому анализу. Однако, и это характерно для многих больных с поражениями премотор-ной зоны, достаточно несколько раз повторить подобные задачи, чтобы у больного возник инертный стереотип их (решения. Больной не может переключиться на новую, хотя бы и более простую операцию. Так, например, в силу инертности раз возникшего стереотипа, больной с поражением премоторных отделов мозга, правильно выполняющий операции типа «поставить круг под крестом», «точку под минусом» и т. п., не может решить более простую задачу «поставить крест над треугольником» или «минус над квадратам» и т. л.

Аналогичные дефекты проявляются и в решении задач. Так, усвоив (с известной помощью и при опоре на развернутые операции) схему решения задач на части типа: «на двух полках было 18 книг, на одной — в два раза больше, чем на другой» и т. п., больные с премоторным синдромом используют однажды принятый способ решения, даже если мы изменяем условия задачи. Поэтому, решая новую (и более простую) задачу типа: «на двух полках было 18 книг; на одной из них на 2 книги больше, чем на другой» и т. д., они продолжают применять те же приемы деления «а части, которые в новых условиях стали неправильными (юм. А. Р. Лурия и Л. С. Цветкова, 1966).

Нарушение интеллектуальных операций имеется и при других поражениях мозга, объясняясь рядам специальных дефектов в лексической или семантической стороне речи. При поражении премоторных отделов это нарушение интеллектуальных операций связано, по-видимому, с распадом динамики речевых актов.

Изменение динамики интеллектуальных процессов с нарушением свернутых умственных действий, с фрагментарностью решений и патологической инертностью выступает в особенно четком виде у разбираемой нами группы поражений. Относительная сохранность пространственного синтеза и доступность логико-грамматических операций отличает этих больных от больных с поражением теменно-затылочных систем. Тот факт, что дефекты динамики мыслительных процессов входят в этих случаях в целый синдром нарушения кинетической организации различных двигательных актов, придает этим нарушениям своеобразный характер.

Нарушение динамики интеллектуальных процессов при поражении премоторных систем мозга вводит нас в новый раздел, в котором мы займемся нарушением высших корковых функций при поражении лобных отделов мозга.